Оглавление книги

22. Сбывшиеся пророчества - «Великая борьба»

Aудиозапись

Притча о десяти девах (25 гл. Ев. Матфея) показывает ситуацию, которая возникнет во время провозглашения Трехангельской вести. Жених придет, но с опозданием. Таким образом проявятся верные и неверные. Одни будут верить библейской истине, а другие отрекутся от своей веры в эту весть. Но Бог поддерживает Своих детей, уповающих на Его обетования.

-----------------------------------------------

Когда весной 1844 года миновал срок, в который сперва ожидалось пришествие Господа, поверившие в Его явление какое-то время пребывали в растерянности и сомнениях. Хотя мир и расценивал их как полностью потерпевших поражение и доказывал, что они предавались иллюзиям, Божье Слово все же было для них источником утешения. Многие продолжали исследовать Священное Писание, заново рассматривая подтверждения своего упования и старательно изучая пророчества, чтобы получить дополнительный свет. Cвидетельство Библии, казалось, ясно и убедительно поддерживало их позицию. Знамения, которые невозможно было понять неправильно, говорили о скором пришествии Христа. Особое благословение от Господа, как в обращении грешников, так и в духовном пробуждении среди христиан, показывало, что эта весть была дана Небом. И хотя верующие не могли объяснить своего разочарования, однако они были уверены, что Бог вел их в прошедшем опыте.

Тесно соединенным с пророчествами, которые они посчитали относящимися ко времени Второго пришествия, было наставление, особенно подходившее к их состоянию неопределенности и беспокойства и помогавшее им терпеливо и с верой ждать того, что ныне недоступное для их понимания со временем прояснится.

Среди этих пророчеств было следующее, записанное в книге пророка Аввакума 2:1-4: «На стражу мою стал я и, стоя на башне, наблюдал, чтоб узнать, что скажет Он во мне, и что мне отвечать по жалобе моей? И отвечал мне Господь и сказал: запиши видение и начертай ясно на скрижалях, чтобы читающий легко мог прочитать. Ибо видение относится еще к определенному времени и говорит о конце и не обманет; и хотя бы и замедлило, жди его, ибо непременно сбудется, не отменится. Вот, душа надменная не успокоится, а праведный своею верою жив будет».

Уже в 1842 году данное в этом пророчестве распоряжение записать видение и начертать «ясно на скрижалях, чтобы читающий легко мог прочитать», навело Чарлза Фитча на мысль сделать пророческую карту с целью иллюстрации видений Даниила и Откровения. Обнародование этой карты расценивалось как исполнение директивы, данной через Аввакума. Несмотря на это, никто в ту пору не обратил внимания на очевидную задержку в исполнении видения, представленную в этом же пророчестве: на время промедления. После пережитого разочарования эти слова Писания казались очень важными: «Видение относится еще к определенному времени и говорит о конце и не обманет; и хотя бы и замедлило, жди его, ибо непременно сбудется, не отменится... праведный своею верою жив будет».

Часть пророчества Иезекииля также была для верующих источником силы и ободрения: «И было ко мне слово Господне: Сын человеческий! что за поговорка у вас, в земле Израилевой: „много дней пройдет, и всякое пророческое видение исчезнет“? Посему скажи им: так говорит Господь Бог... близки дни и исполнение всякого видения пророческого... Ибо Я Господь, Я говорю; и слово, которое Я говорю, исполнится, и не будет отложено» (Иезекииля 12:21-25). «Вот, дом Израилев говорит: „пророческое видение, которое видел он, сбудется после многих дней, и он пророчествует об отдаленных временах“. Посему скажи им: так говорит Господь Бог: ни одно из слов Моих уже не будет отсрочено, но слово, которое Я скажу, сбудется, говорит Господь Бог» (Иезекииля 12:27- 28).

Ожидающие Христа были обрадованы, имея веру в то, что Тот, Кто знает конец от начала, проникнув Своим взглядом сквозь века и предвидя их разочарование, даровал им слова, укрепляющие мужество и надежду. Если бы не было таких мест Священного Писания, которые увещевали их с терпением ожидать и твердо доверять Слову Божию, то в тот трудный час их вера ослабела бы.

Притча о десяти девах, находящаяся в 25 главе Евангелия от Матфея, также иллюстрирует опыт адвентистского народа. В 24 главе этого Евангелия, в ответ на вопрос учеников относительно знамений, указывающих на Его близкое пришествие и конец мира, Христос обратил их внимание на некоторые из наиболее важных событий в истории Земли и церкви между Своим Первым и Вторым пришествием: разрушение Иерусалима, великая скорбь церкви из-за преследований со стороны язычников и папства, затмение солнца и луны, а также падение звезд. Потом Он говорил о Своем пришествии во славе и поведал притчу, представляющую два класса слуг, ожидающих Его явления. В самом начале 25 главы говорится: «Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам». Здесь рассматривается церковь, живущая в последние дни, та самая, на которую указывалось в заключительной части 24 главы. В этой притче опыт церкви иллюстрируется событиями, происходящими при заключении брака по восточному обычаю.

«Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам, которые, взявши светильники свои, вышли навстречу жениху; из них пять было мудрых и пять неразумных; неразумные, взявши светильники свои, не взяли с собою масла; мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих; и как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: „вот, жених идет, выходите навстречу ему“» (Ев. Матфея 25:1-6).

Пришествие Христа, как его провозглашала первая ангельская весть, было представлено приходом жениха. Широко распространившееся во время проповеди о Его скором пришествии движение реформы соответствовало выходу дев. В этой притче, как и в притче из 24 главы Евангелия от Матфея, представлены два класса. Все взяли свои светильники – Библию – и в ее свете выступили навстречу Жениху. Однако «неразумные, взявши светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих» (Ев. Матфея 25:3-4). Последний класс людей получил благодать Божию – возрождающую и просвещающую силу Духа Святого, которая превращает Его Слово в светильник для ноги и свет для стези. В страхе Божьем они исследовали Библию, для того чтобы познать истину, и настойчиво пытались достичь чистоты сердца и жизни. Они имели личный, пережитый ими опыт; они имели личную веру в Бога и Его Слово, которая не могла быть уничтожена разочарованием и задержкой. Другие, «взявши светильники свои, не взяли с собой масла». Они были движимы импульсом. Их страхи были вызваны этой торжественной вестью, но они надеялись на веру собратьев, будучи удовлетворены мерцающим светом своих положительных эмоций, не понимая истины во всей ее полноте и не испытывая подлинной работы благодати в своих сердцах. Они выступили навстречу Господу, полные надежды на получение в ближайшем будущем вознаграждения; но они не были подготовлены к задержке и разочарованию. При наступлении испытаний их вера пошатнулась, а светильники угасли.

«И как жених замедлил, то задремали все и уснули» (Ев. Матфея 25:5). Задержкой жениха представлено время, в которое ожидали Господа, также разочарование и мнимое промедление. В это время неопределенности интерес со стороны поверхностных и полуобращенных людей быстро начал угасать, их усилия ослабели; но те, вера которых основывалась на личном знании Библии, имели под ногами твердое основание – скалу, которую не могли смыть волны разочарования. Они «задремали все и уснули»; один класс людей – в равнодушии и оставлении своей веры, другой класс – в терпеливом ожидании, пока им не будет дан более ясный свет. Тем не менее, казалось, что последние не совсем сохранили свои рвение и посвященность в ночь испытания. Полуобращенные и поверхностные не могли больше рассчитывать на веру собратьев. Каждый должен выстоять или пасть индивидуально.

Примерно в ту же пору стал появляться фанатизм. Кое- кто из проявивших себя горячо верующими в весть отказывались признавать Слово Божье безошибочным путеводителем и, претендуя на то, что они ведомы Духом, отдались во власть своих личных чувств, впечатлений и воображения. Были и такие, которые обнаружили слепую ханжескую ревность, осуждая всех, кто не одобрял их поведения. Их фанатичные идеи и действия не нашли никакого сочувствия со стороны огромного количества адвентистов, и все же они послужили тому, чтобы навлечь поношение на дело истины.

При помощи таких средств сатана пытался противодействовать работе Божьей и разрушить ее. Адвентистское движение произвело большое волнение в народе; имело место обращение тысяч грешников, и верные мужи посвящали себя делу провозглашения истины даже в период промедления. Князь зла терял своих подданных, и, для того чтобы навлечь поношение на работу Божью, он прилагал все усилия к тому, чтобы ввести в заблуждение некоторых верующих людей и склонить их к крайностям. И тогда его агенты оказывались тут как тут, готовые ухватиться за любую оплошность, любой неуспех, любое недостойное действие, чтобы показать это публично в очень преувеличенном виде и вызвать этим у людей ненависть к адвентистам и их вере. Итак, чем больше становилось число тех, кого он побуждал примкнуть к сторонникам веры в близость Второго пришествия, продолжая при этом господствовать над их сердцами, тем большего преимущества он смог достигнуть, привлекая к ним внимание как к представителям всего общества верующих.

Сатана есть «клеветник братьев наших» (Откровение 12:10 – прим. ред.), и именно его дух побуждает людей следить за промахами и изъянами народа Божия и при каждом удобном случае предавать их гласности, тогда как их добрые деяния не удостоиваются упоминания. Он всегда активен, когда Бог работает над спасением душ. Когда сыны Божьи приходят, чтобы предстать пред Господа, среди них появляется и сатана. В каждое движение религиозного возрождения он готов вовлечь тех, чьи сердца не освящены, а ум не уравновешен. Как только такие люди соглашаются с некоторыми пунктами истины и получают место среди верующих, он работает через них, чтобы протолкнуть теории, которые введут в заблуждение неосторожных. Никого нельзя назвать истинным христианином, только потому что он пребывает в обществе детей Божьих, даже если он в доме молитвы принимает участие в Вечере Господней. Сатана часто бывает там, где происходят наиболее торжественные события, в виде тех, кого он может использовать как своих агентов.

Князь зла сражается за каждый отрезок пути, по которому Божий народ совершает свое продвижение в направлении Небесного Града. На протяжении всей истории церкви ни одна реформаторская работа не продвигалась без серьезных препятствий. Так было и при жизни апостола Павла. Повсюду, где благодаря его трудам возникали общины, оказывались и те, кто открыто признавал себя верующим, однако при этом вносил и ереси, которые, в случае их принятия, постепенно вытесняли любовь к истине. Лютер тоже был в великой растерянности и затруднительном положении от образа действий фанатичных людей, утверждавших, что Бог говорит прямо через них, и ставивших поэтому свои собственные фантазии и взгляды выше доводов Священного Писания. Многие из тех, кто испытывал нехватку веры и личного опыта, однако обладал большой самоуверенностью, а также любил слушать и рассказывать что-то новое, были введены в заблуждение иными учителями и объединились с агентами сатаны в их работе разрушения того, что Бог подвигнул Лютера созидать. Братья Уэсли и другие, одарившие мир своим влиянием и верой, встречали на каждом шагу своего пути уловки сатаны, проявлявшиеся в подталкивании чересчур рьяных, невыдержанных и неосвященных людей к фанатизму любого сорта.

Уильям Миллер не одобрял действий, которые приводили к фанатизму. Он провозглашал, подобно Лютеру, что каждый дух должен испытываться Словом Божьим. «Дьявол, – говорил Миллер, – имеет в наше время огромную власть над разумом некоторых людей. И как же нам узнать, какого они духа? Библия дает ответ: „По плодам их узнаете их“... В мире появилось много духов, и нам дано повеление испытывать их. Если дух не заставляет нас жить в этом мире трезво, добродетельно и благочестиво, то это не Дух Христов. Я все более и более становлюсь убежденным в том, что всеми этими дикими движениями руководит сатана... Многие из нашей среды, которые претендуют на полную освященность, придерживаются человеческих обычаев и, по всей видимости, находятся в таком же неведении относительно истины, как и другие, не имеющие подобных притязаний» (Bliss, стр. 236-237). «Дух заблуждения будет уводить нас от истины, а Дух Божий, напротив, будет приводить нас к истине. Но, скажете вы, человек может быть в заблуждении, а думать, что он в истине. Что тогда? Мы отвечаем: Дух и Слово находятся в согласии между собой. Если человек судит о себе в соответствии со Словом Божиим и во всем Слове находит совершенную гармонию, тогда он должен верить, что он в истине; но если он обнаруживает, что дух, которым он ведом, не гармонирует со всем смыслом Божьего Закона или Книги Божьей, тогда пусть он ведет себя осмотрительно и опасается, как бы ему не быть пойманным в дьявольскую сеть» (The Advent Herald and Signs of the Times Reporter, 15.01.1845, 8т, № 23). «Часто я находил больше признаков внутреннего посвящения в чьем- то светящемся взоре, в катящейся по щеке слезе и в словах, произнесенных сдавленным голосом, чем во всей шумихе христианского мира» (Bliss, 282).

Во времена Реформации все зло фанатизма ее враги ставили в вину как раз тем, кто наиболее ревностно противодействовал ему. Противники адвентистского движения действовали подобным методом. Не ограничиваясь искажением и преувеличением заблуждений экстремистов и фанатиков, они разносили недобрые слухи, которые не имели в себе и тени истины. Предубеждение и ненависть заставляли так действовать этих людей. Их мир был нарушен провозглашением близости пришествия Христа. Они испытывали страх от мысли, что это может оказаться истиной, надеясь, однако, на противоположное – в этом и заключался весь секрет их борьбы против адвентистов и их веры.

Тот факт, что небольшое число фанатиков проложили себе путь к адвентистам, дает не больше основания прийти к выводу, что не Бог управлял этим движением, чем то, что присутствие в церкви фанатиков и мошенников во дни Павла или Лютера могло быть достаточной причиной для отвержения их дела. Пусть только народ Божий воспрянет ото сна и серьезно начнет работу покаяния и преобразования; пусть он исследует Священное Писание, дабы познать истину, как она есть в Иисусе; пусть он только полностью посвятит себя Богу – и тогда не потребуется доказательство того, что сатана все еще активно действует и бодрствует. Используя какой только возможно обман, он будет демонстрировать свою мощь, зовя себе на подмогу все свое царство падших ангелов.

Совсем не в провозглашении вести о Втором пришествии была причина возникновения фанатизма и разделения. Они появились только летом 1844 года, когда адвентисты пребывали в состоянии неопределенности и растерянности относительно своего настоящего положения. Проповедь вести первого ангела и «полночный крик» как раз вели к обуздыванию фанатизма и разногласий. Те, кто принимал участие в этом торжественном движении, находились в согласии между собой; сердца их были наполнены любовью друг к другу и к Иисусу, Которого они в скором времени ожидали лицезреть. Общность веры и блаженной надежды возвышала их над всяким воздействием со стороны людей и оказывалась для них щитом, предохраняющим от сатанинских атак.

«И как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: „Вот, жених идет, выходите навстречу ему“. Тогда встали все девы те и поправили светильники свои» (Ев. Матфея 25:5-7). Летом 1844 года, как раз посередине временного промежутка между сроком, определенным вначале как окончание периода в 2300 дней, и осенью того же года, до которой, как установили позже, простирался этот период, прямо словами из Библии прозвучал клич: «Вот, жених идет!»

К этому движению привело открытие того, что указ Артаксеркса о восстановлении Иерусалима, являющийся исходным пунктом для 2300-дневного периода, вступил в силу осенью 457 года до Р.Хр., а не в начале года, как думали раньше. Если вести отсчет от осени 457 года до Р.Хр., то 2300 лет оканчиваются осенью 1844 года по Р.Хр.

Основная идея, заложенная в ветхозаветном прообразном служении, также указывала на осень, как на время, когда должно было совершиться событие, обозначенное как «очищение святилища» (см. Даниила 8:14 – прим. ред.). Это стало более ясно, когда обратили внимание на то, каким образом исполнились прообразы, относящиеся к Первому пришествию Христа.

Заклание пасхального агнца было тенью смерти Христа. Павел говорит: «Ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Коринфянам 5:7). Сноп начатков жатвы, которым во время праздника Пасхи потрясали пред Господом, символизировал воскресение Христа. О воскресении Господа и всего Его народа апостол Павел говорит: «Первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его» (1 Коринфянам 15:23). По аналогии со снопом потрясания, который был первым созревшим зерном, собранным перед началом страды, Христос есть Начаток той бессмертной жатвы спасенных, которая при будущем воскресении должна быть собрана в житницу Божию.

Эти прообразы исполнились не только по отношению к событиям, но и ко времени. В 14-й день первого иудейского месяца, в тот самый день и месяц, в который в продолжение пятнадцати долгих столетий закалался пасхальный агнец, Христос, после того как разделил со Своими учениками пасхальную трапезу, установил празднество, которое должно было напоминать о Его собственной смерти как «Агнца Божия, Который берет на Себя грех мира» (Ев. Иоанна 1:29). Той же ночью Он был схвачен руками нечестивцев, чтобы быть распятым и умереть. И, будучи Прообразом снопа потрясания, наш Господь на третий день восстал из мертвых, «Первенец из умерших» (1 Коринфянам 15:20), Представитель всех воскресших праведников, чьи тела Он «преобразит так, что» они будут «сообразно славному телу Его» (Филиппийцам 3:21).

Подобно этому и прообразы, относящиеся ко Второму пришествию, должны были исполниться в указанное в символическом служении время. В соответствии с церемониальной системой, данной через Моисея, очищение святилища – великий День примирения – имело место в 10-й день 7-го иудейского месяца (см. Левит 16:29-34), в то время первосвященник, совершив примирение для всего Израиля и удалив таким образом из святилища его грехи, появлялся перед народом и благословлял его. Поэтому полагали, что и Христос, наш великий Первосвященник, должен будет явиться, чтобы посредством истребления греха и грешников очистить Землю и благословить бессмертием ожидающих Его людей. Время очищения святилища – 10-й день 7-го месяца, великий День примирения, который выпадал в 1844 году на 22 октября, – и рассматривали как время пришествия Господа. Это находилось в полной гармонии с уже изложенными доказательствами того, что срок в 2300 дней истекал осенью, и такое заключение казалось безошибочным.

В притче из 25 главы Евангелия от Матфея за периодом ожидания и дремоты следует приход жениха. Это находилось в согласии с уже приведенными как из пророчеств, так и из прообразов аргументами, которые с огромной силой убеждали многих в их правильности, и «полночный крик» провозглашался тысячами верующих.

Как приливная волна, это движение захлестнуло всю страну. Оно катилось от города к городу, от деревни к деревне, доходя даже до глухих поселений, пока ожидающий народ Божий не был полностью пробужден. Как иней исчезает от тепла восходящего солнца, так и фанатизм исчезал от провозглашения этой вести. Верующие видели, что их сомнения и замешательство удалены, и надежда и мужество овладели их сердцами. В этой работе не было места крайностям, неизменно обнаруживающимся тогда, когда человеческое возбуждение оказывается без контролирующего влияния Слова и Духа Божия. По своему характеру это можно сравнить с такими периодами смирения и обращения к Господу, которые в древнем Израиле следовали за вестями порицания, данными через Божьих слуг. Движение имело те характерные черты, которыми отмечено дело Божье во все века. Мало было восторженной радости, скорее, глубокое исследование сердец, признание грехов и оставление всего мирского. Их борющиеся с Богом души были озабочены приготовлением к встрече Господа. Там были настойчивые молитвы и безраздельное посвящение Богу.

Характеризуя ту работу, Миллер говорил: «Нет великого выражения радости; как будто бы ее сдерживают для будущего важного события, когда Небо и Земля будут вместе ликовать от радости неизреченной и полной славы. Никто не возвышает свой голос, все ожидают победного клича с небес. Певцы находятся в молчании: они ожидают, когда смогут уже присоединиться к ангельским воинствам, небесному хору... Нет противоречивых чувств: все ощущают биение единого пульса и единого сердца» (Bliss, 270-271).

Другой участник движения писал: «Оно повсюду вызвало основательное испытание и смирение сердец перед Богом воинств, побудило людей освободиться от привязанности к предметам этого мира, уладить ссоры, исповедать грехи и в сокрушении и покаянии молить Бога о милости и принятии. Никогда мы еще не были свидетелями такого самоуничижения и поклонения. Бог говорил через пророка Иоиля, что при приближении великого дня Господня будут раздираться сердца, а не одежды; так и случилось: люди обратились к Богу в посте, плаче и печали. Как и было предсказано пророком Захарией, „дух благодати и умиления“ был излит на детей Божиих; они воззрели „на Него, Которого пронзили“ (Захария 12:10 – прим. ред.); большая печаль царила в стране... и те, кто ожидал Господа, сокрушали пред Ним свои сердца» (Bliss, January 1845 in Advent Shield and Review, 1т, 271).

Ни одно из всех великих религиозных движений, происходивших со дней апостолов, не было более свободным от человеческих недостатков и сатанинского обмана, чем движение осени 1844 года. Даже по прошествии многих лет все, кто участвовал в этом движении и остался стоять на платформе истины, все еще ощущали святое воздействие той благословенной работы и несли свидетельство о ней, как о работе Божьей.

Когда прозвучал призыв: «Вот, жених идет, выходите навстречу ему», ожидающие «встали все... и поправили светильники свои» (Ев. Матфея 25:6-7); они исследовали Слово Божье с глубочайшим интересом, который обычно возникает при изучении доселе неведомого. Ангелы были посланы с Небес для пробуждения тех, кто пребывал в унынии, и подготовили их к получению послания. Это дело держалось не благодаря человеческим мудрости и знанию, но благодаря силе Божьей. Не самые талантливые, но самые скромные и посвященные составили множество тех, кто первым услышал призыв и повиновался ему. Фермеры оставляли созревший урожай зерновых на полях, механики откладывали в сторону свои инструменты; со слезами и радостью они выступали вперед, чтобы возвещать предостережение. Те, которые прежде занимали руководящее положение в деле Божьем, оказались среди последних, присоединившихся к этому движению. В большинстве случаев церкви захлопывали двери для этой вести, и большая группа тех, кто ее принял, покинула свои сообщества. По Божественному Провидению это воззвание объединилось с вестью второго ангела и придало мощь всему делу.

Весть «Вот, жених идет!» не была предметом больших дискуссий, так как доказательство из Священного Писания было ясным и убедительным. Она сопровождалась силой, приводящей в движение душу, и не подвергалась сомнениям. При триумфальном въезде Христа в Иерусалим люди, которые были собраны со всех концов страны для участия в праздновании, устремились на Елеонскую гору, и как только они примкнули к сопровождавшей Иисуса толпе, то тут же были охвачены воодушевлением момента и заставили еще громче звучать возгласы хвалы: «Благословен Грядущий во имя Господне!» (Ев. Матфея 21:9) Аналогичным образом испытывали на себе убеждающую силу вести «Вот, жених идет!» и неверующие, стекавшиеся на собрания адвентистов: некоторые – из любопытства, а некоторые – просто, чтобы потом их высмеивать.

В то время царила вера, на молитвы которой приходили ответы, вера, которая «взирала на воздаяние» (Евреям 11:26 – прим. ред.). Как дождь на жаждующую землю, Дух благодати снизошел на серьезно ищущих ее. Ожидавшие скоро встретить своего Спасителя лицом к лицу испытывали торжественную радость, не поддающуюся никакому описанию. Сердца таяли под влиянием смягчающей, смиряющей силы Святого Духа, в то время как Его благословения в обильной мере сопровождали истинных верующих.

Осторожно и торжественно те, кто принял весть, подходили к моменту, в который имели надежду встретить своего Господа. Каждое утро они считали своей первой обязанностью получить заверение в том, что приняты Богом. Сердца их были тесно соединены, и они много молились друг с другом и друг о друге. Они часто собирались вместе для общения с Богом в укромных местах, и ходатайственные молитвы поднимались к Небу с полей и из рощ. Уверенность в одобрении Спасителя была для них гораздо важнее, чем ежедневная пища; и если случалось, что какое-либо облако омрачало их души, они не успокаивались, пока оно не было удалено; и поскольку они чувствовали свидетельство прощающей благодати, то жаждали узреть Того, Кого любили их души.

Однако им вновь было предопределено разочарование. Время ожидания миновало, а их Спаситель не пришел. Со стойкой верой они ожидали Его пришествия, и теперь чувствовали себя подобно Марии, когда она пришла ко гробу Спасителя и, найдя его пустым, сказала, горько плача: «Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его» (Ев. Иоанна 20:13).

Чувство благоговения и боязнь того, что это может оказаться правдой, служили в течение какого-то времени сдерживающим ограничением для неверующего мира, и по прошествии времени оно не сразу пропало; сперва неверующие не отваживались торжествовать над пережившими разочарование, но поскольку не было заметно никаких знаков Божьего гнева, они оправились от страха и возобновили свои оскорбления и насмешки. Множество тех, кто исповедовал веру в скорое пришествие Господа, отказались от нее. Гордость тех, кто являлся очень самонадеянным, была так сильно уязвлена, что им хотелось укрыться от мира. Как и пророк Иона, они выражали Богу недовольство и желали лучше умереть, чем оставаться жить. Те люди, вера которых покоилась вместо Слова Божия на чужих убеждениях, были теперь согласны опять поменять свое мнение. Насмешники убеждали нерешительных и малодушных вступить в их ряды, и все они объединились в провозглашении того, что теперь уже не могло быть больше страхов и ожидания. Срок миновал, Господь не пришел, и мир может остаться без изменений еще на тысячелетия.

Серьезные, искренние верующие оставили все ради Христа и чувствовали Его близость, как никогда прежде. Они полагали, что передали миру последнее предупреждение, и, ожидая вскоре быть принятыми в общество своего Божественного Учителя и небесных ангелов, в значительной степени отказались от общества тех, кто не принял эту весть. С глубоким сердечным желанием они молились: «Гряди, Господи Иисусе, гряди скорее!» Но Он не явился. И теперь взваливать на свои плечи снова тяжкое бремя жизненных тревог и затруднений, переносить колкости и издевательства насмехающегося мира стало для них ужасным испытанием их упования и терпения.

И все же это разочарование не было слишком большим по сравнению с тем, что было пережито учениками Христа во время Его Первого пришествия. При триумфальном въезде Иисуса в Иерусалим Его ученики верили, что Он намеревается воцариться на троне Давидовом и избавить Израиль от его притеснителей. Лелея сильную надежду и имея радостные предчувствия, они соперничали друг с другом в оказании почтения своему Царю. Многие раскладывали свои верхние одежды, словно ковры, по дороге, по которой Он ехал, или устилали Его путь зелеными пальмовыми ветвями. В своем воодушевлении они объединились в радостном возгласе: «Осанна Сыну Давидову!» (Ев. Матфея 21:9). Когда фарисеи, взволнованные и раздраженные таким всплеском радости, пожелали, чтобы Иисус усмирил Своих учеников, Он ответил: «Если они умолкнут, то камни возопиют» (Ев. Луки 19:40). Пророчество должно быть исполнено. Ученики осуществили намерение Божие, но, несмотря на это, они были обречены на горькое разочарование. По прошествии лишь нескольких дней они стали свидетелями мучительной смерти Спасителя и сами положили Его в гроб. Их ожидания не оправдались ни в малейшей детали, и их надежды умерли вместе с Иисусом. Пока их Господь не восстал победившим из могилы, они не могли осознать, что все было заранее сказано через пророков и что «Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых» (Деяния 17:3).

Пятью столетиями раньше Господь провозгласил устами пророка Захарии: «Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се, Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной» (Захария 9:9). Если бы ученики осознавали тогда, что Христос обречен на судилище и на смерть, то они не смогли бы осуществить это пророчество.

Точно так же и Миллер со своими соработниками исполнил пророчество и проповедовал весть, которая, по предсказанию Боговдохновенной Книги, должна была быть дана миру; но которую они, однако, не смогли бы передать, если бы полностью уразумели пророчество, указывающее на их разочарование и представляющее другую весть, которая должна быть возвещена всякому племени, колену и языку, прежде чем придет Господь. Вести первого и второго ангелов были даны в нужное время и совершили то дело, которое Бог намеревался выполнить с их помощью.

Мир внимательно наблюдал за происходящим и ожидал, что, в случае если по прошествии назначенного срока Христос не придет, вся система адвентистского учения потерпит крах. Но, в то время как многие под влиянием ужасных соблазнов отказались от своего упования, были и те, кто остался непоколебим. Плоды адвентистского движения, сопутствовавшие работе – дух смирения, самоисследования, отказ от всего мирского и преобразование жизни, являлись доказательством того, что движение было от Бога. Верующие не осмеливались отвергать то, что сила Святого Духа удостоверяла проповедь о Втором пришествии Христа, и они не могли обнаружить ошибки в своих вычислениях пророческих периодов. Наиболее способные из их оппонентов не возымели успеха в попытках ниспровержения их системы интерпретации пророчеств. Они не могли пойти на то, чтобы без библейских подтверждений отказаться от точки зрения, принятой ими вследствие основательного молитвенного исследования Писания умами, просвещенными Духом Божьим, и сердцами, горящими Его живой силой; от точки зрения, которая устояла против наиболее резкой критики суровейшего противодействия со стороны популярных религиозных учителей и по-мирски мудрых людей и которая выдержала атаки объединенных сил учености и ораторского искусства, язвительных замечаний и поношений как от уважаемых членов общества, так и от представителей низших его слоев.

Это верно, что касается ожидаемого события, – оно не случилось, но даже это не могло подорвать их доверия к Слову Божию. Когда Иона на улицах Ниневии объявлял о том, что через сорок дней город будет уничтожен, Господь принял смирение ниневитян и продлил для них время благодати; однако весть Ионы была дана Богом, и город был испытан в согласии с Его волей. Адвентисты считали, что аналогичным образом Господь вел и их, для того чтобы они смогли передать весть предостережения о суде. «Она подвергала проверке сердца всех, кто ее слышал, – утверждали они, – и пробуждала любовь к явлению Господа, или же вызывала более или менее ощутимую, но Богу известную ненависть к Его пришествию... Она провела разграничивающую линию... чтобы те, кто будет исследовать свое собственное сердце, могли знать, на чьей стороне они были бы найдены в случае, если бы Христос тогда пришел; воскликнули бы они: «Вот Он, Бог наш! На Него мы уповали, и Он спас нас!» (Исаия 25:9 – прим. ред) или же воззвали бы к горам и камням, чтобы те пали на них и сокрыли их от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца (см. Откр. 6:16 – прим. ред.). Мы верим, что так Бог подверг проверке Свой народ; Он испытал его веру и увидел, останется или нет он в годину искушения на позиции, которую Господь предназначил для него, сможет или нет он оставить этот мир и проявить безоговорочное доверие Слову Божию» (The Advent Herald and Signs of the Times Reporter, 13.11.1844, vol.8, № 14).

Уильям Миллер облек в слова чувства тех, кто продолжал верить в руководство Божие в пережитом опыте: «Если бы мне нужно было снова прожить мою жизнь с тем же светом, что я имел тогда, то, чтобы оказаться честным перед Богом и людьми, я сделал бы то же самое, что уже сделал». «Я надеюсь, что очистил свои одежды от крови душ. Я чувствую, что, насколько это было возможным с моей стороны, я освободился от вины за их осуждение». «Несмотря на то что я был дважды разочарован, я еще не повержен в уныние и не пал духом... Моя надежда на пришествие Христа сильнее, чем когда-либо. Я совершил лишь то, что, по моему твердому убеждению, к которому я пришел в результате многолетнего серьезного обдумывания, было моей священной обязанностью. Даже если я ошибся, я действовал всегда из питаемого к моим ближним чувства милосердия и любви и сознания долга перед Богом». «Я знаю одно: я не проповедовал ничего, кроме того, во что верил, и Бог меня в этом поддерживал; Его сила была явлена в работе, и было сделано большое количество хороших дел». «Многие тысячи, судя по всему, были побуждены исследовать Писание проповедью о конце времени, и таким путем по вере в очищающую кровь Христа были примирены с Богом» (Bliss, 255-256,277,280-281). «Я никогда не добивался улыбок гордых людей и не ретировался перед неодобрением мира. И сейчас я не стану приобретать их благосклонность или, напротив, переходить границы в своем долге, чтобы соблазнить их к ненависти. Я не буду искать того, чтобы спасти свою жизнь от их рук, или дрожать от мысли потерять ее, если Бог сочтет это лучшим для меня» (J.White, Life of Wm. Miller, 315).

Бог не покинул Свой народ; Его Дух все еще оставался с теми, кто не отказался поспешно от света, который получил, и не осудил адвентистское движение. В Послании к евреям есть слова ободрения и предупреждения для испытуемых и ожидающих во время этого кризиса: «Итак, не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние. Терпение нужно вам, чтобы, исполнивши волю Божию, получить обещанное; ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит. Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя. Мы же не из колеблющихся на погибель, но стоим в вере ко спасению души» (Евреям 10:35-39).

То, что это наставление адресовано церкви, живущей в последние дни, очевидно из слов, указывающих на близость пришествия Господа: «Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит». Явно подразумевается, что должна произойти кажущаяся задержка, и Господь как будто бы замедлит со Своим приходом. Данное здесь увещевание особенно применимо к опыту адвентистов того времени. Те, кому предназначены эти слова, находились в опасности потерпеть кораблекрушение в своей вере. Они действовали в соответствии с волей Божьей, быв послушными руководству Его Духа и Слова; и все же они не могли уразуметь Его замысла в пережитом ими опыте; они не могли разглядеть того пути, который лежал перед ними, и были искушаемы усомниться относительно руководства Божия. К этому периоду применимы слова: «Праведный верою жив будет» (Евреям 10:38). В то время как яркий свет «полночного крика» озарил их путь и они увидели пророчества распечатанными, а указывающие на близкое пришествие Христа знамения с большой скоростью сбывающимися, они жили видением. Однако сейчас, подавленные разочарованием, они могли удержаться только благодаря вере в Бога и Его Слово. Насмехаясь, мир говорил: «Вы были введены в заблуждение. Откажитесь от вашей веры и признайте, что адвентистское движение было от сатаны». Но Слово Божье объявляло: «А если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя» (Евреям 10:38). Отречься сейчас от своего упования и отвергнуть силу Святого Духа, которая сопутствовала провозглашению вести, было бы равноценно возвращению в погибель. Они были поощрены к стойкости следующими словами апостола Павла: «Итак, не оставляйте упования вашего... Терпение нужно вам... ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит» (Евреям 10:35-37). Их единственным безопасным курсом было оберегать свет, который им уже был послан Богом, крепко держаться Его обетований, возобновить исследование Священного Писания и в духовном бодрствовании терпеливо дожидаться принятия дальнейшего света.


Оглавление книги

Заказать бесплатно

Видео

Над облаками - Derrol Sawyer

День за днем - Fountainview академия

космический конфликт - Дуг Бэтчелор

...Больше видео

Перевод книги