Оглавление книги

23. Что такое святилище? - «Великая борьба»

Aудиозапись

Что же в действительности должно было произойти в конце библейской пророческой цепи? Верующие вновь взялись за исследование Божьего Слова, особенно по теме „святилище“. И они поняли, что подлинное святилище находится на Небе, а земное святилище евреев было только его прообразом. Из этого стало очевидно, что в 1844 году Иисус вошел в небесное святилище – во Святое-Святых, чтобы закончить там Свое служение нашего Первосвященника. И поэтому Он и не пришел в это время на Землю.

-----------------------------------------------

Библейские стихи, прежде других ставшие как основанием, так и центральным столпом адвентистской веры, – это данное в Даниила 8:14 разъяснение: «На две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится». Для всех, ожидающих скорого пришествия Господа, эти слова были привычными. Устами тысяч людей вновь и вновь произносилось данное пророчество в качестве девиза их веры. Все чувствовали, что их наиболее радостные предвкушения и самые желанные надежды зависели от событий, об осуществлении которых говорилось в том месте Писания. Было установлено, что этот пророческий период завершается осенью 1844 года. Как и весь христианский мир, адвентисты тогда считали, что Земля или какая-то ее часть и была святилищем. Под очищением святилища они понимали очищение Земли посредством огня в последний великий день – и это, по их мнению, будет иметь место во время Второго пришествия Христа. Следовательно, Он должен был возвратиться на Землю в 1844 году.

Однако указанный срок прошел, но пришествие Господа не состоялось. Верующие были убеждены в том, что Слово Божие не может не исполниться; должно быть, это они сами ошиблись в интерпретации пророчества; но в чем же было их заблуждение? Многие опрометчиво рубили этот узел затруднения отрицанием того, что период в 2300 дней завершался в 1844 году. Но этому нельзя было найти никакого обоснования, за исключением факта, что Христос не явился в ожидаемый срок. Они аргументировали это тем, что если бы в 1844 году пророческий период подошел к своему концу, то тогда Христос непременно возвратился бы, чтобы совершить очищение святилища посредством очищения Земли огнем, и так как Он не пришел, то этот период не мог быть завершен.

Принятие такого утверждения было равноценно отказу от прежней системы подсчета пророческих периодов. Было установлено, что период в 2300 дней имел свое начало со вступлением в силу осенью 457 года до Р. Хр. повеления Артаксеркса о реконструкции и строительстве Иерусалима. Взятие этого времени за исходный пункт приводит к совершенной гармонии в истолковании событий того периода в Даниила 9:25-27. Шестьдесят девять седмин, первые 483 года из 2300 лет, должны были простираться до Христа-Помазанника; и Его крещение и помазание Святым Духом в 27 г. по Р. Хр. явились точным исполнением пророчества. В середине семидесятой седмины Мессия должен быть предан смерти. Через три с половиной года после Своего крещения Христос был пригвожден ко кресту. Это случилось весной 31 года по Р. Хр. Семьдесят седмин, или 490 лет, были определены сугубо для иудеев. По прошествии этого срока народ запечатлел свое отвержение Христа гонениями на Его последователей, и в 34 году апостолы направились к язычникам. Итак, первые 490 из 2300 лет окончились, а 1810 лет еще были впереди. С 34 года по Р.Хр. этот временной отрезок в 1810 лет простирается до 1844 года. «Тогда, – сказал ангел, – святилище очистится». Все предшествующие детали пророчества, вне всякого сомнения, исполнились в назначенное время.

Что касается этого подсчета, то в нем все было логично и гармонично, только лишь не было видно, что в 1844 году произошло какое-либо событие, соответствующее очищению святилища. Отказ от утверждения, что этот период завершился в то время, должен был внести замешательство во все дело и опровергнуть выводы, подтвержденные очевидным осуществлением пророчеств.

Однако Бог вел Свой народ в великом Адвентистском движении. Этому делу сопутствовали Его сила и слава, и Он не позволил бы, чтобы оно закончилось во мраке и разочаровании и было подвергнуто упрекам, как ошибочное и фанатичное возбуждение. Он не мог оставить Свое Слово неясным и неопределенным. Несмотря на то что многие отказывались от своего прежнего метода подсчета пророческих периодов и отвергали корректность основанного на этом движения, другие все же не намеревались отрекаться от пунктов веры и пережитого ими опыта, тем более что все это было подкреплено Священным Писанием и свидетельством Духа Божия. Они верили, что, изучая пророчества, они руководствовались верными правилами их истолкования и что их долгом было крепко держаться уже открытых истин и продолжать идти тем же курсом в библейском исследовании. С серьезной молитвой они вновь рассматривали свою позицию и изучали Библию, чтобы узнать, где скрывается ошибка. Когда они не смогли обнаружить никакой погрешности в своем подсчете пророческих периодов, то были подведены к тому, чтобы более тщательно рассмотреть вопрос святилища.

При своем исследовании они не обнаружили никаких библейских подтверждений, поддерживающих популярную точку зрения, что Земля есть святилище; но в Библии они нашли полное изложение темы святилища, его сущности, размещения и служения в нем. Свидетельства вдохновленных Богом писателей были так ясны и подробны, что не могло быть больше никаких вопросов. В Послании к евреям апостол Павел пишет: «И первый завет имел постановление о Богослужении и святилище земное; ибо устроена была скиния первая, в которой был светильник, и трапеза, и предложение хлебов, и которая называется „Святое“. За второю же завесою была скиния, называемая „Святое-Святых“, имевшая золотую кадильницу и обложенный со всех сторон золотом ковчег завета, где были золотой сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета, а над ним херувимы славы, осеняющие место умилостивления» (Евреям 9:1-5).

Святилищем, на которое ссылается Павел, служила скиния, построенная Моисеем по распоряжению Всевышнего, чтобы быть местом Его земного обитания. «И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их» (Исход 25:8), – таково было указание, которое Моисей получил от Бога, когда находился с Ним на горе. Израильтяне перемещались по пустыне, и скиния была сконструирована так, что ее можно было переносить с места на место; и все же это было великолепное строение. Ее стены состояли из вертикально стоящих обложенных золотом брусьев с серебряными подножиями, тогда как крыша была образована множеством покрывал, – внешний слой составляли покрывала из кожи, а самый внутренний – из высококачественного льняного полотна, на котором были вышиты изображения херувимов. Исключая внешний двор, внутри которого был жертвенник всесожжения, скиния сама по себе состояла из двух помещений: Святого и Святого-Святых, которые были отделены одно от другого прекрасной завесой, или покрывалом; вход в первое отделение был закрыт похожим покрывалом.

На южной стороне первого отделения, называемого Святое, располагался светильник с семью лампадами, который днем и ночью озарял своим светом святилище; на северной стоял стол с хлебами предложения, а перед завесой, отделяющей Святое от Святого-Святых, располагался золотой жертвенник курения, с которого облако благовоний с молитвами Израиля каждый день поднималось к Богу.

Во втором отделении святилища, т. е. во Святом-Cвятых, находился ковчег – ларец из дерева драгоценной породы, обложенный золотом; он был хранилищем для двух каменных скрижалей, на которых Бог Сам записал закон десяти Заповедей. Над ковчегом, принимая вид крышки для священного ларца, был престол благодати, с обоих концов которого возвышались два херувима – изумительная, тонко выполненная работа, и все отчеканено из чистого золота. В этом отделении Божественное присутствие обнаруживалось в облаке славы между херувимами.

После того как евреи осели в Ханаане, скиния была замещена храмом Соломона, который, несмотря на то что являлся долгосрочным строением гораздо большего размера, все же был выдержан в тех же пропорциях и был так же обставлен, как и скиния. В этом виде святилище существовало – за исключением того времени, когда оно было превращено в руины во времена Даниила, – вплоть до его разрушения римлянами в 70 году по Р. Хр.

Это единственное святилище, которое когда-либо находилось на Земле и о котором Библия предоставляет хоть какую- то информацию. Оно было, по словам Павла, святилищем первого завета. Но нет ли святилища у Нового Завета?

Обращаясь снова к книге «Послание к евреям», ищущие правду обнаружили, что существование второго, или новозаветнего, святилища подразумевалось в уже приведенном выше высказывании апостола Павла: «И первый завет имел постановление о Богослужении и святилище земное» (Евреям 9:1). Употребление здесь союза «и» указывает на то, что Павел прежде сделал ссылку на это святилище. Обратившись назад, к началу предыдущей главы, они читали: «Главное же в том, о чем говорим, есть то: мы имеем такого Первосвященника, Который воссел одесную престола величия на небесах и есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек» (Евреям 8:1-2).

Здесь обнаруживается святилище Нового Завета. Святилище первого завета было поставлено человеком, сооружено Моисеем; это – поставлено Господом, не человеком. В том святилище земные священники совершали служение, в этом Христос, наш великий Первосвященник, служит одесную Бога. Одно святилище находилось на Земле, другое находится на Небе.

Более того, скиния, сооруженная Моисеем, была сделана по данному ему образцу. Господь сказал ему: «Все, как Я показываю тебе, и образец скинии и образец всех сосудов ее, так и сделайте». И снова ему было дано указание: «Смотри, сделай их по тому образцу, какой показан тебе на горе» (Исход 25:9,40). И апостол Павел утверждает, что первая скиния была образом того «времени, в которое» приносились «дары и жертвы» (Евреям 9:9); что ее святые отделения были «образами небесного» (Евреям 9:23); что священники, которые в соответствии с законом приносили дары, служили «образу и тени небесного» (Евреям 8:5) и что «Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие» (Евреям 9:24).

Святилище на небесах, в котором Христос служит в нашу защиту, является тем великим оригиналом, копией с которого было святилище, сооруженное Моисеем. Бог вложил Свой Дух в строителей земного святилища. Искусное мастерство, показанное при его сооружении, было проявлением Божественной мудрости. Стены святилища казались сделанными из массивного золотого слитка, отражающего во всех направлениях свет семи лампад золотого светильника. Стол с хлебами предложения и жертвенник курения сияли подобно отполированному золоту. На прекрасном покрывале, которое являлось потолком, нитями синего, пурпурного и алого цветов были вышиты изображения ангелов, что дополняло красоту вида. За второй завесой пребывала святая Шехина – видимое проявление славы Божией, пред которой никто, за исключением первосвященника, не мог предстать и при этом выжить.

Непревзойденное величие земной скинии отражало для людей славу храма небесного, в котором Христос, наш Предтеча, ходатайствует за нас пред Богом. Место обитания Царя царей, где тысячи тысяч служат Ему и тьмы тем предстоят пред Ним (см. Даниил 7:10), тот наполненный славой вечного престола храм, где серафимы, его сияющие стражи, прячут свои лица в благоговении, мог найти лишь тусклый отблеск его грандиозности и славы в наиболее величественном сооружении, когда-либо построенном с помощью человеческих рук. И все же через земное святилище и служение в нем были преподаны жизненно важные истины, касающиеся небесного святилища и выполняемой в нем величественной работы, направленной на спасение человека.

Святые места святилища на Небесах отображены двумя отделениями в святилище на Земле. Когда в одном из видений апостолу Иоанну было разрешено осмотреть храм Божий на Небе, там он заметил, что «семь светильников огненных горели пред престолом» (Откровение 4:5). Он увидел ангела, держащего «золотую кадильницу; и дано было ему множество фимиама, чтобы он с молитвами всех святых возложил его на золотой жертвенник, который пред престолом» (Откровение 8:3). Здесь пророку было позволено увидеть первое отделение небесного святилища, и он обнаружил там «семь светильников огненных» и «золотой жертвенник», которые в земном святилище отображены золотым светильником и жертвенником курения. Кроме того, «отверзся храм Божий на небе», и взгляд его смог проникнуть внутрь, за вторую завесу, во Святое-Святых. Там он наблюдал «ковчег завета Его» (Откровение 11:19), представленный священным ларцом, сооруженным Моисеем, где должны были храниться скрижали с законом Божьим.

Итак, исследователи этого вопроса нашли неоспоримое свидетельство того, что на Небе есть святилище. Моисей сделал земное святилище по представленному ему образцу. Павел учит, что этим образцом было истинное святилище, которое находится на Небе. Иоанн также заявляет о том, что он видел его на Небе.

В храме небесном, где обитает Бог, Его престол утвержден на праведности и суде. Во Святом-Святых находится Его закон, великий стандарт праведности, которым проверяется все человечество. Престол благодати покрывает ковчег завета со скрижалями закона внутри, и перед ним Христос, ссылаясь на Свою кровь, ходатайствует в пользу грешника. Таким образом представлен союз справедливости и милости в Плане спасения человечества. Этот союз, который могла задумать одна только Безграничная Мудрость и совершить который могла одна только Безграничная Сила, приводит все Небо в восхищение и трепет. Херувимы из земного святилища, благоговейно смотрящие на престол благодати, изображают то участие, с которым воинство небесное наблюдает за делом искупления. Это тайна благодати, в которую желают проникнуть ангелы – что Бог может быть справедливым и в то же время оправдывать кающегося грешника и возобновлять связь с падшим родом; что Христос смог извлечь из бездны погибели бесчисленное множество грешников, одевая их в незапятнанные одежды Своей собственной праведности, чтобы привести в единство с никогда не павшими ангелами и даровать вечную жизнь в общении с Богом.

Деятельность Христа как Заступника за людей представлена в прекрасном пророчестве Захарии, касающемся Того, имя Которому «Отрасль». Пророк предсказывает: «Он создаст храм Господень и примет славу, и воссядет и будет владычествовать на престоле Своем; будет и священником на престоле Своем, и совет мира будет между тем и другим» (Захария 6:12-13).

«Он создаст храм Господень». Благодаря Своей жертве и посредничеству, Христос является как Фундаментом, так и Строителем Божьей церкви. Апостол Павел говорит о Нем как о Краеугольном камне, «на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святой храм в Господе, на котором и вы, – говорит он, – устрояетесь в жилище Божие Духом» (Ефесянам 2:20-22).

«И примет славу». Слава избавления падшего человечества принадлежит Христу. Однажды в вечности искупленные будут петь: «Ему, возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших Кровию Своею... слава и держава во веки веков! Аминь» (Откровение 1:5-6).

Он «воссядет и будет владычествовать на престоле Своем; будет и священником на престоле Своем». Теперь Он еще не «на престоле славы Своей» (Ев. Матфея 25:31); царство славы еще не было возвещено. Не раньше чем по окончании Его работы в качестве Посредника, «даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его» и царство, которому «не будет конца» (Ев. Луки 1:32-33). Теперь Христос в роли Священника восседает с Отцом на Его престоле (см. Откровение 3:21). Вместе с Вечным, имеющим жизнь в Самом Себе, на престоле находится Тот, Кто «взял на Себя наши немощи, и понес наши болезни» (Исаия 53:4), «Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евреям 4:15), чтобы иметь возможность «искушаемым помочь» (Евреям 2:18). «А если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцом» (1 Иоанна 2:1).

Его посредничество – это посредничество пронзенного, ломимого тела, посредничество безупречной жизни. Израненные руки, пронзенный бок, пробитые гвоздями ноги – все это ходатайствует за падшего человека, за искупление которого была внесена такая неизмеримо высокая плата.

«И совет мира будет между тем и другим». Любовь Отца, не в меньшей степени чем любовь Сына, – это источник спасения для потерянной человеческой расы. Перед Своим отшествием Иисус сказал ученикам: «И не говорю вам, что Я буду просить Отца о вас: ибо Сам Отец любит вас» (Ев. Иоанна 16:26-27). «Бог во Христе примирил с Собою мир» (2 Коринфянам 5:19). И в служении святилища на Небесах «будет совет мира между тем и другим» (Захария 6:13). «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ев. Иоанна 3:16).

На вопрос, что такое святилище, в Библии дается четкий ответ. Термин «святилище», использованный в Священном Писании, имеет отношение, во-первых, к скинии, построенной Моисеем как модель небесной, и, во-вторых, к «скинии истинной» на Небе, к которой направляло земное святилище. Со смертью Христа подошло к концу прообразное служение. «Скиния истинная» на Небе – это святилище Нового Завета. А поскольку пророчество из Даниила 8:14 осуществляется в эпоху Нового Завета, то святилище, на которое оно ссылается, должно быть святилищем Нового Завета. По истечении срока в 2300 дней, т. е. к 1844 году, на Земле уже в течение многих веков не было святилища. Следовательно, пророчество «на две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится» бесспорно говорит о святилище на Небе.

Но нужно еще дать ответ на самый важный вопрос: что такое очищение святилища? О том, что такое служение происходило в земном святилище, нам сообщают Писания Ветхого Завета. Но возможно ли такое, что на Небе необходимо было что-то очищать? В 9 главе Послания к Евреям очевидным образом сообщается об очищении и земного, и небесного святилища: «Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения. Итак, образы небесного должны были очищаться сими [кровью животных], самое же небесное лучшими сих жертвами» (Евреям 9:22-23), т.е. драгоценною кровью Христа.

Как в прообразном, так и в реальном служении очищение должно быть произведено кровью; в первом случае – кровью животных, в последнем – кровью Христа. Объясняя, почему это очищение должно производиться кровью, апостол Павел говорит, что без пролития крови нет прощения. Прощение или устранение грехов – вот работа, которая должна быть совершена. Но как грех может быть связан со святилищем на Небе или на Земле? Это может быть выяснено при помощи рассмотрения символического служения, потому что священники, которые совершали обряды на Земле, служили «образу и тени небесного» (Евреям 8:5).

Служение земного святилища составляли две части: ежедневное служение, которое священники выполняли во Святом, и ежегодное служение первосвященника во Святом- Святых – там он производил особенную работу искупления для очищения святилища. День за днем кающийся грешник доставлял свою жертву ко входу в скинию и, положив руку на голову живого существа, приносимого в жертву, исповедовал свои грехи, таким образом символически перекладывая их с самого себя на невинную жертву. Затем животное закалали. «Без пролития крови, – утверждает апостол, – не бывает прощения» (Евреям 9:22). «Душа тела в крови» (Левит 17:11). За преступление Божьего закона требовалась жизнь нарушителя. Священник вносил во Святое кровь, которая представляла потерянную жизнь грешника, чья вина перекладывалась на приносимое в жертву животное, и он кропил ею перед завесой, скрывающей ковчег с Божьим законом, который грешник преступил. При помощи этой церемонии грех через кровь был символически перемещен в святилище. Иногда кровь не вносилась во Святое, однако мясо в таком случае должно было съедаться священником, на что Моисей и указал сыновьям Аарона: «Она [жертва за грех – прим. ред.] дана вам, чтобы снимать грехи с общества» (Левит 10:17). Обе церемонии одинаково изображали перемещение греха с кающегося грешника в святилище.

Такова была работа, которая продолжалась день ото дня на протяжении всего года. Так грехи Израиля перемещались во святилище, и возникала необходимость в особенной работе для их устранения. Бог распорядился, чтобы очищение было произведено для каждого из святых отделений. «И очистит святилище от нечистот сынов Израилевых и от преступлений их, во всех грехах их. Так должен поступить он и со скиниею собрания, находящеюся у них, среди нечистот их». Должно было также совершаться и очистительное служение для жертвенника: «И очистит его, и освятит его от нечистот сынов Израилевых» (Левит 16:16,19).

Один раз в год, в великий День искупления, первосвященник входил во Святое-Святых для очищения святилища. Выполненная там работа завершала годовой цикл служения. В День искупления к воротам скинии приводили двух молодых козлов и о них бросали жребий: «Один жребий для Господа, а другой жребий для отпущения» (Левит 16:8). Козел, на которого выпадал жребий для Господа, должен был быть заклан как жертва за грех народа. А священник должен был внести его кровь за завесу и покропить ею на престол благодати и перед ним. Кровью также должен был окропляться и жертвенник курения, который находился перед завесой.

«И возложит Аарон обе руки свои на голову живого козла, и исповедает над ним все беззакония сынов Израилевых и все преступления их и все грехи их, и возложит их на голову козла, и отошлет с нарочным человеком в пустыню. И понесет козел на себе все беззакония их в землю непроходимую, и пустит он козла в пустыню» (Левит 16:21-22). Козел отпущения не приходил больше в стан израильтян, а от человека, сопроводившего его в пустыню, требовалось, чтобы он омылся водой сам и омыл свои одежды, прежде чем возвращаться снова в стан.

Предназначением всего этого обряда было впечатлить израильтян Божьей святостью, а также показать им, насколько для Него отвратителен грех, и, более того, что они не могут остаться незапятнанными, приходя в соприкосновение с грехом. От каждого человека требовалось сокрушение сердца, пока продолжалась эта работа очищения. Всякие дела должны были быть отложены в сторону, и все израильское общество должно было проводить этот день в торжественном смирении пред Богом, молясь, постясь и глубоко исследуя сердца.

Прообразное служение указывает на важные истины, касающиеся очищения. На месте грешника оказывалась заместительная жертва, но грех не истреблялся кровью жертвенного животного. Было поэтому предусмотрено средство для перемещения его во святилище. Проливая кровь жертвы, грешник подтверждал авторитет закона, признавал свою вину в том, что преступил его и изъявлял сильное желание быть прощенным по вере в Искупителя, Которому должно прийти; однако он все еще не совсем был избавлен от осуждения закона. В День искупления первосвященник, после того как получал от народа жертву, шел с ее кровью во Святое-Святых и кропил ею на престол благодати, непосредственно над скрижалями с законом, для удовлетворения его требований. После этого, принимая роль посредника, он брал грехи на себя и выносил их из святилища. Возложив свои руки на голову козла отпущения, он исповедовал над ним все эти грехи, тем самым символически перенося их с самого себя на козла. Затем козел уносил их прочь, и их уже рассматривали как навечно удаленные из среды народа.

Таким было служение «образу и тени небесного» (Евреям 8:5 – прим. ред.). И то, что прообразно было выполнено в служении земного святилища, выполняется на самом деле в служении святилища на Небесах. После Своего вознесения на Небо наш Спаситель приступил там к работе в качестве нашего Первосвященника. Апостол Павел сообщает: «Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие» (Евреям 9:24).

Священническое служение на протяжении года в первом отделении святилища, «за завесой», которая отгораживала Святое от внешнего двора, представляет собой дело служения, начатое Христом после Его вознесения. В своем ежедневном служении священник должен был приносить пред Бога кровь жертвы за грех и благовонное курение, поднимающееся вверх вместе с молитвами Израиля. Так сделал и Христос, ходатайствуя ради грешников пред Отцом Своей кровью и принося Ему также с прекрасным благоуханием Своей собственной праведности молитвы исповедующихся верующих. Такова была работа служения в первом отделении святилища, находящегося на Небе.

Туда последовала за Христом и вера Его учеников, когда Он, скрывшись из их вида, вознесся на Небо. Там сосредоточилась их надежда, «которая, – как сказал Павел, – для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек» (Евреям 6:19-20). «И не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровью, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление» (Евреям 9:12).

18 веков длилось это служение в первом отделении святилища. Кровь Христа, выступавшего в защиту кающихся верующих, обеспечивала им прощение и принятие их Отцом; несмотря на это, их грехи все еще сохранялись в небесных книгах. Как в прообразном служении при завершении года производилась работа искупления, так и перед тем как Христос полностью закончит дело по спасению людей, производится работа искупления для удаления грехов из святилища. Это именно то служение, которое началось по завершении периода в 2300 дней. В то время, как предсказал пророк Даниил, наш Первосвященник вошел во Святое-Святых, чтобы осуществить очищение святилища, что является последней частью Его священной работы.

Подобно тому как в старые времена грехи людей верой перекладывались на животное, приносимое в жертву за грех, и символически через его кровь перемещались в земное святилище, в Новом Завете грехи кающегося грешника верою возлагаются на Христа и в действительности перемещаются в небесное святилище. И, подобно тому как в прообразном служении очищение земного святилища достигалось посредством удаления грехов, которыми оно было осквернено, настоящее очищение небесного святилища должно быть достигнуто посредством устранения, или изглаживания, грехов, о которых там сделана запись. Однако, прежде чем это может быть осуществлено, должны быть исследованы книги записей, чтобы определить, кто посредством раскаяния во грехах и по вере в Христа удостоится преимущества быть среди искупленных Им. Очищение святилища по этой причине включает в себя и работу расследования – работу суда. Эта работа должна быть выполнена, прежде чем придет Христос для избавления Своего народа, потому что, когда Он явится, возмездие Его будет с Ним, «чтобы воздать каждому по делам его» (Откровение 22:12).

Итак, те, кто следовал во свете пророческого слова, поняли, что Христос, вместо того чтобы в 1844 году, по истечении 2300 дней, прийти на Землю, вошел во Святое-Святых небесного святилища, чтобы осуществить заключительное дело искупления в приготовлении к Своему пришествию.

Стало ясным также, что, в то время когда жертва за грех указывала на Христа как на истинную жертву, а первосвященник представлял Христа в роли посредника, козел отпущения символизировал сатану, автора греха, и на него, в конечном итоге, будут возложены грехи всех, переживших искреннее покаяние. Устраняя грехи из святилища посредством крови жертвы за грех, первосвященник перемещал их на козла отпущения. Удалив, благодаря Своей собственной пролитой крови, при завершении служения грехи Его народа из небесного святилища, Христос перенесет их на сатану, который в осуществление судебного приговора должен претерпеть заключительное наказание. Козел отпущения был отсылаем в необитаемую землю, чтобы никогда больше не появиться в обществе израильтян. Так и сатана будет навеки удален от присутствия Божия и Его народа, и при окончательном истреблении греха и грешников будет уничтожен.


Оглавление книги

Заказать бесплатно

Видео

Над облаками - Derrol Sawyer

День за днем - Fountainview академия

космический конфликт - Дуг Бэтчелор

...Больше видео

Перевод книги